terebaev (terebaev) wrote,
terebaev
terebaev

Categories:

Будет ли в России работать “RAB”?

Покупка готовых фирм для решения любых задач бизнеса - http://www.ulc.ru/services/rus/msk/gotovye-firmy/gotovye-firmy-ooo/                                                                                                    

                                                                          Так и хочется пошутить и сказать,  конечно будет – рабы заплатят за все….

                 Если перефразировать многочисленные разговоры о тарифах естественных монополий, то эти разговоры можно свести к нескольким словам – с этим что-то надо делать. Показательно, что даже если отбросить интересы граждан, о которых реально уже никто и не думает, то даже сам бизнес, как потребитель электроэнергии, начинает сознавать, что необоснованные тарифы энергокомпаний мешают его развитию , не позволяют создавать новые рабочие места, а, следовательно, ведут к стагнации экономики всей страны.
              
                Мы имеем сегодня то, что и должны иметь - по сути бесконтрольный рост тарифов всех видов товаров и услуг энергетических монополий. Эта проблема не является сугубо российской, она носит универсальный характер и относится к классу проблем взаимодействия государства (социума) с частными монополиями, продукция или услуги которых имеют экономически и социально значимый характер. Судя по огромному количеству публикаций, а главное уже имеющейся практике внедрения данного метода, к сожалению можно с уверенностью сказать, что одна из главных задач перехода на новый метод регулирования тарифов в электроэнергетике – проблема сдерживания роста тарифов, решена не будет. Под вопросом может оказаться и решение задачи обновления основных фондов в энергетическом хозяйстве страны.
               Попробуем разобраться в причинах этого.

               Итак, первую особенность проблемы мы уже обозначили это – наличие противоречия между интересами государства и интересами владельцев монопольного бизнеса.

               Принято считать, что впервые эту проблему стали решать в Великобритании в 80-х гг. прошлого столетия. Тогда правительство было вынуждено пойти на беспрецедентное административное ограничение роста тарифов монополиста на рынке связи. Естественно подобное административное ограничение тарифов должно было, и привело в конечном итоге, к тому, что рентабельность бизнеса снизилась до такого уровня, когда государство и бизнес были вынуждены сесть за стол переговоров. В результате и был предложен механизм регулирования тарифов естественных монополий, который получил название RAB (regulatory asset base), регулируемая база задействованного капитала.
                Здесь следует отметить наличие второй особенности при внедрении механизма RAB – рентабельность бизнеса, тарифы которого регулирует государство, становится ниже среднерыночных, а следовательно инвестиции в этот бизнес становятся малопривлекательными, а получаемая прибыль оказывается недостаточной даже для обслуживания заемных средств. При этом сначала процесс расширения бизнеса, а затем и процесс обновления и модернизации основных производственных активов становятся невозможными.

                Пороговые уровни наступления подобных процессов, могут быть достаточно точно просчитаны исходя из стоимостей банковского кредита.

                А теперь отметим третью и главную особенность уже самого механизма RAB, которая заключается в восстановлении инвестиционной привлекательности отрасли путем регулирования тарифов. Это значит, что тариф увеличивается не на сумму необходимую в качестве инвестиций, а лишь на ту её часть, которая позволяет, например, обслуживать привлеченные на рынке банковские кредиты или облигации, а при необходимости и привлекать инвестиции в основной капитал на финансовых рынках. Регулирующие органы при этом обязаны решать важную задачу контроля за тем, что бы механизм привлечения средств являлся исключительно рыночным, а не закрытым корпоративным.

              На сегодня этот механизм ценообразования давно уже работает в электроэнергетике таких стран как Италия и Германии, в странах Восточной Европы, в США, Австралии, Канаде, скандинавских странах и многих других.

              У метода RAB может быть еще одна очень важная (четвертая) особенность. Поскольку ценообразование становится достаточно прогнозируемым, государство может гарантировать определенные “правила игры” в ценообразовании, например на пять лет вперед, оговаривая то, что все дополнительно получаемые доходы полностью или частично остаются в распоряжении предприятия (или инвестора). Оказывается, что эта четвертая особенность является мощным инструментом стимулирующим бизнес к снижению издержек.

              Достаточно показательно, что в Великобритании, работа по данному методу позволила почти вдвое сократить издержки на предоставление услуг по передаче электрической энергии при одновременном росте их надежности и качества. 

             Отрасль становится чрезвычайно привлекательной в качестве заемщика “длинных”, следовательно более выгодных денег со сроком возврата заимствованного капитала в течение 20-35 лет. Это позволяет финансировать дорогостоящие проекты, срок реализации которых может измеряться годами.

             Посмотрим теперь, как же начинает работать методика RAB в России. Известно например, что внедрение RAB на стадии пилотных проектов не только не принесло никаких результатов по сдерживанию тарифов, но по оценкам специалистов спровоцировало их дальнейший рост. Достаточно вспомнить переход Федеральной сетевой компании (ОАО «ФСК ЕЭС») на RAB-регулирование, при котором ее тариф вырос на 51% или привести факты значительного роста стоимости электроэнергии в районах перехода на метод RAB (г. Тверь, г. Ростов, ОАО «МРСК Центра и Приволжья» и других).

            Почему это произошло, и будет происходить впредь? Просто потому, что проигнорированы все отмеченные мною выше закономерности. Рассмотрим это подробнее на примере сетевых компаний. Почему сетевых, да потому, что “ реформа по Чубайсу”, как и следовало ожидать, отдала в частные руки самые прибыльные элементы единой энергосистемы, а проблемные оставила государству. Например, ОАО “Ростовэнерго” и ОАО “ Донэнерго” принадлежат государству и характеризуются существенным износом основных фондов. Возникает вопрос, как же так государство регулирует само себя, а результата нет.

           Хочу сразу расстроить апологетов тезиса о том, что государство в данном случае плохой собственник. У бизнеса результаты не лучше. Тот факт, что метод предшествующий RAB , (затраты +) показал свою полную несостоятельность, грамотным специалистам было ясно с самого начала. И у меня в этом плане нет претензий к бизнесу.

           Бизнес всегда выполняет свою главную задачу – стремится получить прибыль. Особенность же монопольного бизнеса заключается в том, что размер этой прибыли ограничивается вовсе не рыночными законами, а лишь возможными, ощутимо негативными последствиями для бизнеса в обществе. В любом случае монопольный бизнес никогда не будет открыто показывать свои сверхприбыли. Всеми законными путями прибыль “уходит” в другие смежные отрасли, часто аффилированные или подконтрольные ( надеюсь все вспомнили “ремонт “ блока Саяно –Шушенской ГЭС).

           Наряду с этим непомерно завышаются внутренние издержки монополии. Заработная плата основного персонала в энергетике чрезвычайно низка, при этом уровень заработных плат непомерно раздутого руководящего состава довольно высок. На участке, в сети и в МРСК диапазон средних зарплат 15-50-100 тысяч. При этом, похоже, в скором времени на одного, по сути работающего, будет приходится один управленец. Все это затраты, все это тариф.

           Это приводит к тому, что отрасль перестает должным образом обновлять основные фонды, что и произошло в электроэнергетике. Вслед за этим цикл очередного повышения тарифов становится неизбежным.

           Возникает вопрос, а существуют ли другие, достаточно эффективные и независимые критерии оценки объективной (рыночной) стоимости электроэнергии у конечного потребителя.

           К счастью такие критерии есть, и их два. Первый, это сроки окупаемости инвестиционных проектов. Рассмотрим этот критерий на примере инвестиционной программы ОАО “Донэнерго” за 2010 год. Произвольная выборка из 6 инвестиционных проектов приводит к удивительным выводам, сроки их окупаемости составляют соответственно 3.3, 3.6, 4.11, 4.2, 4.8 и 6.17 года. В среднем 4.36 года.

          Это лишь подтверждение достаточно известного на сегодня факта – инвестиции в электроэнергетику даже при нынешнем уровне цен достаточно привлекательны.

         Сразу возникает вопрос, почему сами владельцы бизнеса не финансируют эти проекты, почему любые простые инвесторы не могут инвестировать свои деньги в подобные проекты? Зачем столь эффективные инвестиционные проекты финансировать, пусть и посредством RAB, за счет потребителя?

         Ответ прост, полностью проигнорировав отмеченные мной выше вторую и третью особенности метода RAB мы превратили его в инструмент выгодный только монопольному бизнесу.

         Однако есть и второй, более точный критерий, позволяющий определить справедливые рыночные уровни стоимости электроэнергии. В США, практически параллельно с механизмом внедрения RAB, было установлено, что стоимость независимой генерации электроэнергии стала примерно на 15% дешевле, чем ее централизованное производство и распределение. Именно этот момент можно считать началом конца иллюзий о свободном рыночном ценообразовании в электроэнергетике США.

          Именно с этого момента правительство США стало директивными методами проводить политику всяческого содействия развитию независимой генерации и следовательно, конкуренции в отрасти, а сети обязало покупать произведенную независимыми производителями электроэнергию, порой в ущерб себе. Если проанализировать, например рост производства электроэнергии в США, то он в последние десятилетия происходил преимущественно за счет ввода в городах когенераторных установок работающих на газе. На основе этого появился даже термин коммунальная электроэнергетика. Подобное административное принуждение, кстати, обуславливает успехи в разработке, а главное во внедрении в практику всех видов альтернативных источников энергии.

          В России в этом плане все гораздо печальнее. При стоимости электроэнергии в Ростовской области у потребителя в 3.08 руб. / кВт. ч, газопоршневая когенераторная установка имеет себестоимость электроэнергии 1 руб. / кВт. ч., следовательно, при достаточно высокой прибыльности бизнеса имеем 1.5 руб. / кВт. ч. Однако эти показатели могут быть достигнуты только если есть возможность продавать произведенную электроэнергию в сеть. Попробуйте это сделать в России. Как красочно выразился наш премьер - министр В.В. Путин - замучаетесь пыль глотать по судам….

          Удивительно и то, что говоря о рынке, о его преимуществах, “реформаторская команда Чубайса” запретила сетям заниматься генерацией, то есть, по сути, запретила внедрение элементов конкуренции. Это вполне естественное следствие монополизма. Удивительно лишь то, что распределительные сети самостоятельный хозяйствующий субъект и в отношении них задействован административный механизм, препятствующий созданию конкурентной среды.

          Сегодня  мы уже имели факты применения   RAB для  ГЭС, что вообще недопустимо,  факты наличия инвестиционной   составляющей в тарифе, когда предприятия в полной мере даже не использовали средства амортизационных фондов  и много других чудес.   Бизнес крайне заинтересован расширению  ”подобного опыта”  и на другие сектора экономики.           




          В заключение. Из множества выводов, которые нужно было бы сделать из сказанного, я оставлю лишь один.

          За столом переговоров между бизнесом и государством у нас сидит лишь один бизнес. Именно поэтому шутка, помещенная в начало статьи становится не шуткой, а реальностью применения метода RAB в России.


              У вас  иск к страховой   -    без квалифицированного юриста в полной мере  компенсацию не получить.
Tags: Метод RAB, Тарифы, Электроэнергетика, Энергетика
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 2 comments